Чукаев Павел (starina_chuk) wrote,
Чукаев Павел
starina_chuk

Categories:

Соловецкие страсти



Давненько я так не зачитывался книгами, как это произошло с «Обителью» Захара Прилепина. Если бы не двухлетней давности погружение в трилогию о «девушке с татуировкой дракона», то сказал бы, что с подростковых времен, когда летом во время проводимых на даче каникул не вылезал со второго этажа – настолько маленького, что его можно было бы назвать чердаком – где уходил в мир произведений сначала Жюля Верна, потом Александра Дюма, а в более старшем возрасте – Льва Толстого. Так вот, с «Обителью» Прилепина у меня случился неожиданный камбэк в книголюбскую юность. 700 с лишним страниц текста проглотил за полторы недели. При том, что в первые дни читал мало и вообще делал это только в будни по вечерам. Садился за книгу, скажем, без чего-нибудь двенадцать с твердым намерением почитать полчасика и пойти спать, но в итоге, завернувшись в плед с капюшоном и заварив чай с лимоном и ложечкой рижского бальзама в большую тещину кружку, жег свет на кухне и до часа, и до половины второго. И каждый раз, когда уже собирался заканчивать, обязательно норовил зацепиться взглядом за первые строчки следующей главы и мог после этого залипнуть над книгой еще чуть ли не на полчаса...
Действие «Обители» разворачивается летом 1929 года в Соловецком лагере особого назначения на одноименном архипелаге в Белом море. К этому моменту на Соловках оказывается несколько тысяч заключенных самых разных судеб, историй и провинностей. Как в плавильном котле здесь перемешаны колчаковские офицеры и проштрафившиеся чекисты, «блатные» и вчерашние студенты, «разжалованное» духовенство и каэры – осужденные по статье о контрреволюционной деятельности. Автор наблюдает за их жизнью из головы 27-летнего москвича Артема Горяинова, образованного молодого человека, попавшего на Соловки, как ни странно, не по политическим причинам, а за тяжкое уголовное преступление (не буду убивать интригу, которая продержится чуть ли не четверть книги).

В начале повествования мы находим Артема в роте общих работ, считающейся одним из самых тяжелых мест пребывания на Соловках. Он водит дружбу с питерским поэтом Афанасьевым и милым дедушкой Василием Петровичем и худо-бедно сносит все тяготы и лишения соловецкой жизни. (Вот здесь можно почитать отрывок «Обители» как раз из этой части произведения.) Но очень скоро Артем ссорится с «блатными» из своей роты, из-за чего под угрозой оказывается не только его относительно спокойная жизнь в лагере, но и жизнь вообще. Правда, в критический момент, когда он вроде уже зажат тисками, откуда ни возьмись приходит его спасение. И страниц через сто мы обнаруживаем Артема особой, пьющей водкой с начальником лагеря, а затем и любовником симпатичной чекистки из администрации тюрьмы.
И дальше до конца книги Артема, кажется, не способного и нескольких дней прожить в спокойном ритме, чтобы никого не задеть и чтобы его никто не трогал, так и качает туда-сюда на сюжетных волнах: то он оказывается в штрафном изоляторе и висит на волосок от смерти, то ведет на Соловках жизнь, который, наверное, позавидовали бы иные находящиеся на свободе, то опять впадает в немилость к чекистам и вправе ожидать расстрела за свои проступки…
Но дело не только в увлекательном сюжете. «Обитель» дает огромный объем пищи для размышлений. И о тактике выживания там, где человеческая жизнь стоит очень мало, а человеческое достоинство не стоит вообще ничего. И о природе жестокости, царящей в Соловецком лагере – кто привносит ее в жизнь тюрьмы: надзиратели или сами заключенные? И о самой сути лагеря – что это: элемент репрессивной машины или лаборатория по перевоспитанию оступившихся. И даже (или не даже,а само собой?) о существовании Бога. (В одной рецензии на «Обитель» я вычитал очень точный, на мой взгляд, тезис: «Несмотря на пронизанность христианскими мотивами, "Обитель" повествует отнюдь не об обретении веры. Перед нами не богоискательство, а отстранённое богосозерцательство».)
Что очень важно, автор дает возможность в той или иной форме (зачастую прямо в диалоге или монологе, коих в роман много, но при этом они совершенно не выглядят надуманными или неестественными) высказаться обеим сторонам этих «дилемм» – заключенным и надзирателям, священнослужителям и безбожникам и так далее – и при этом, позволяя читателю проникнуться симпатией то к одной, то к другой позиции, не дает готовых ответов. Увлекательный сюжет в этом контексте даже мешает – проглатываешь очередной диалог и летишь вперед, с трудом сдерживая глаза, чтобы не прыгали через строчки, хотя понимаешь, что надо бы зацепиться мыслями за только что прочитанное и позволить им, как суслу, немного побродить в этом чане.
В общем, прилепинская «Обитель» – это настоящая литература. С увлекательным сюжетом, исторической основой и поиском ответов на вечные вопросы. Кстати, об исторической основе. «Обитель» для Прилепина – произведение отчасти семейно-биографическое – на Соловках сидел его прадед и, если бы не рассказанные им истории, этого сюжета просто не было бы. К тому же, большинство героев романа (включая и Артема Горяинова) имеют реальных прототипов, некоторых из которых – например, первого коменданта Соловецкого лагеря, а впоследствии фактически первого руководителя всего ГУЛАГа Федора Эйхманса (в романе – Эйхманиса) – можно назвать историческими фигурами государственного масштаба. С дальнейшими судьбами этих реальных людей автор романа знакомит читателя в документальном послесловии к своему произведению. Кроме того, в качестве приложения к нему в издании публикуется и дневник прототипа главной героини (той самой чекистки – любовницы Артема), который Прилепину передала дочка Эйхманса.
В общем, рекомендую «Обитель» любителям жанра исторического романа и тем, кто интересуется лагерной тематикой или периодом советской истории между двумя мировыми войнами. А также – широкому кругу читателей, которые ищут настоящую литературу среди произведений современных отечественных прозаиков.


Tags: АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛ., ИСКУССТВА, ИСТОРИЯ, КНИГИ, СОЛОВКИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments