Чукаев Павел (starina_chuk) wrote,
Чукаев Павел
starina_chuk

Categories:

Откуда есть пошло ИГИЛ



Я никогда не был любителем ближневосточной тематики, но феномен «Исламского государства» (на всякий случай напишу, что эта организация в России признана террористической и запрещена) почему-то вызывает во мне неподдельный интерес. Интерес, замешанный, конечно, не на восхищении, а на ужасе. И еще на непонимании того, как ИГИЛ со своей откровенно античеловеческой идеологией завоевывает умы и сердца людей — причем не только в арабском мире, но и в странах западной цивилизации. Что там далеко ходить за примерами — совсем недавно я рассказывал, как одна девушка из Зеленограда уехала в Сирию, прихватив трех своих детей, после чего была уличена в пропаганде деятельности ИГИЛ через интернет.
В поисках ответа на этот вопрос (о завоевании умов и сердец) я взялся за книгу «Исламское государство. Армия террора» — совместную работу американского и сирийского журналистов Майкла Вайса и Хасана Хасана. Признаюсь, книга оказалась не совсем тем, чего я от нее ожидал. По сути «Армия террора» — это подробный учебник истории ИГИЛ: от начала войны в Ираке в 2003 году практически до наших дней. Можно сказать, что до прямого военного вмешательства России в события в Сирии, поскольку оно, пожалуй, сильнее любого другого события изменило ситуацию вокруг «Исламского государства» с момента теракта в парижской редакции журнала Charlie Hebdo 7 января 2015 года, который упоминается в книге как свершившийся. Понятно, что, не зная предыстории, сложно понять текущую сущность ИГИЛ, но вся книга, по большому счету, и состоит из одной только истории — вопреки ожиданиям, сформировавшимся из описания на обложке.
«Армия террора» — это почти научная работа, построенная на интервью с участниками событий (в основном, с американскими военными, но также, конечно, и различными местными деятелями, включая нескольких боевиков и функционеров ИГИЛ) и на отсылках к различным источникам (список источников в конце книги занимает 40 страниц при том, что сам ее текст — 300). Поэтому, несмотря на увлекательную тему, читается она, конечно, тяжеловато. Особенно в первых главах очень сложно прорваться сквозь все эти аль-, аз- и ибн-, разобраться, кто там шииты, сунниты, алавиты, что такое такфиризм, баасизм и так далее —тем более, что многие имена и названия очень похожи. То и дело приходится возвращаться на несколько страниц назад, а то и заглядывать в википедию. Думаю, этой книге не помешал бы в конце список всех действующих лиц с кратким описанием биографии и основных взглядов или, как предложил major_p, схема, отражающая, кто как с кем связан. Впрочем, постепенно становится понятно, что главных героев — от силы десяток, а остальные действующие лица появляются, как правило, на одну–две главы.
По большому счету, «Армия террора» помогает немного разобраться, скорее, в местных и отчасти геополитических раскладах вокруг ИГИЛ, чем в феномене популярности самой этой организации. И то с оговоркой о фактическом отсутствии в этих раскладах России, которая упоминается в повествовании лишь вскользь, а к активным действиям в регионе перешла уже после выхода книги.
Хочу зафиксировать здесь некоторые тезисы, которые я вынес из прочтения «Армии террора» и уложил в свою систему миропонимания. Я не претендую на истину в последней инстанции и не готов участвовать в серьезных диспутах по этой теме, но в моей обывательской голове на настоящий момент сформирована именно такая картина. Возможно, эти тезисы покажутся интересными для ознакомления кому-то еще.

1. «Исламское государство» образовалось как результат легкого ребрендинга «Аль-Каиды в Ираке» (АКИ). Сначала оно называлось ИГИ (Исламское государство Ирак), потом — ИГИЛ (к Ираку добавился Левант, то есть, грубо говоря, Сирия), теперь официальное название организации — просто ИГ. Предлагаемый некоторыми политиками к использованию вместо «ИГИЛ» термин «Даеш» представляет собой звуковую аббревиатуру полного арабского названия «Исламского государства» и из-за своего звучания ассоциируется в арабском языке с жестокостью и грубостью.
У АКИ, возглавляемой террористом иорданского происхождения Абу Мусаб аз-Заркави (его убили в 2006 году), всегда были идеологические разногласия с головным, афганским, подразделением «Аль-Каиды», которое возглавлял Усама бен Ладен. Грубо говоря, эти отличия заключались в том, что бен Ладен выступал за первоочередную борьбу с дальним врагом, то есть с Западом, а аз-Заркави был нетерпим также к «неправильным» мусульманам — шиитам. В итоге, правда, уже много позже гибели и бен Ладена, и аз-Заркави, «Аль-Каида» официально отмежевалась от проекта ИГИЛ, которое, как вы уже поняли, является ортодоксальной организацией суннитского толка.
2. Российское телевидение пытается навязать нам мнение, что ИГ — это чуть ли не вышедший из-под контроля проект США. Я не нашел для себя весомых аргументов в пользу этой версии. Может быть, в какой-то степени она верна для «большой» «Аль-Каиды» (так глубоко я еще не копал, хотя на полке уже стоит приготовленная к прочтению книга про Усаму бен Ладена), но «Аль-Каида Ирака» в любом случае всегда была сильно обособлена от «головного офиса» организации. Так что говорить о серьезной преемственности между ними или о том, что ИГ не возникло бы, не будь «Аль-Каиды», не приходится. Максимум, что можно «повесить» на Америку — это то, что, возможно, к ИГИЛ в итоге присоединились какие-то сирийские группировки, которые до этого поддерживались США в своей борьбе с Асадом (это могло быть следствием того, что попытку Америки идти на какие-то компромиссы в Сирии эти группировки посчитали предательством их интересов).
3. Асад в книге показан как резко отрицательный персонаж — кровавый диктатор. Принять эту позицию в полной мере не могу, потому что авторы книги приписывают его поступкам какую-то иррациональную мотивацию — якобы он сам разжег в своей стране гражданскую войну, чтобы выставить себя жертвой терроризма в глазах мирового сообщества. В то же время вполне допускаю, что там все хороши и спецслужбы режима в своих методах ничем не лучше многих других сил. Кроме того (и это уже выглядит гораздо логичнее) власти Сирии, как и Иран, долгое поддерживали действия террористов в Ираке, фактически воюя их руками с Соединенными Штатами, военное присутствие которых в регионе их явно не устраивало. Да и сейчас Асад, скорее всего, не сильно рвется воевать с ИГИЛ, считая своим первоочередным врагом в этой войне всех против всех сирийскую оппозицию.
4. Как все это вообще заварилось? Конечно, корнями эта ситуация уходит в глубокие противоречия, заложенные в сложнейшем этно-конфессиональном устройстве региона, а катализатором процесса стал ввод американских войск в Ирак в 2003 году, разрушивший существовавший на Ближнем Востоке баланс.
Впрочем, само по себе вторжение американцев, конечно, не должно было привести к таким печальным последствиям — возвышению ИГИЛ способствовала цепочка других ошибок, совершенных всеми сторонами, включая еще Саддама Хусейна, который в какой-то момент увлекся заигрыванием с религией, посеяв в сердца многих представителей своего окружения зерно исламского фундаментализма. При Саддаме непропорционально значительная часть власти была сосредоточена в руках суннитов, составляющих лишь около трети населения страны. При переделе власти шииты во главе с новым премьером Ирака аль-Малики вместо того, чтобы более-менее справедливо распределить руководящие посты, решили взять «реванш» у суннитов, фактически загнав их в подполье. Так и получилось, что значительную часть руководства радикально-религиозного (напомню — суннитского) ИГИЛ составляют бывшие сподвижники Саддама, режим которого был в общем-то светским. А тут еще Америка вместо того, чтобы разрулить эту ситуацию, вдруг решила «не вмешиваться в дела суверенного государства». Добавьте к этому поддержку радикалов со стороны Сирии и Ирана, боровшихся с присутствием в регионе Америки, и то, что военные тюрьмы, в которых перебывали многие деятели будущего ИГИЛ, стали для них отличным местом для вербовки новых сторонников, а в итоге их всех оттуда отпустили, — и мы получаем цепочку событий и явлений, благоприятствовавших становлению «Исламского государства».
В общем, если бы разные силы в разное время не преследовали бы свои сиюминутные интересы и не шли ради их достижения на очень спорные шаги и сомнительные тактические союзы, а думали бы о долгосрочной перспективе и разумных компромиссах, никакое ИГ сейчас не контролировало бы значительную часть территории Сирии и Ирака. Но поскольку этого не случилось, наибольшего успеха в этой неразберихе вполне логично добилось самое радикальное и не признающее никаких правил образование. В итоге в проигрыше оказались и иракские шииты, и Асад, и Штаты… Не знаю, что там с суннитской Саудовской Аравией, но проигравшим на удивление не выглядит шиитский Иран: как минимум ИГИЛ пока не угрожает напрямую его территориальной целостности, а кроме того события в регионе стали фоном для снятия с него международных санкций. Впрочем, предположу, что на такой эффект, поддерживая радикалов в Ираке, Иран тоже не рассчитывал и как он ему аукнется, пока непонятно.

Tags: ИСКУССТВА, ИСТОРИЯ, КНИГИ, ОБЩЕСТВО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments