Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Эстонский «Тихий Дон», или Любовь и подлость на фоне оккупации



Я уже не раз говорил, что перед поездкой в какой-то город или страну стараюсь познакомиться с этим местом не только по путеводителям, но и по произведениям искусства. Нашлось такое произведение и о маленькой Эстонии. Подав документы на визу для поездки в Таллин, я вспомнил, что на книжной полке пылится непрочитанным роман «Когда исчезли голуби» финской писательницы полуэстонского происхождения Софи Оксанен, приобретенный еще в начале года по журнальной наводке литературного обозревателя «Русского репортера» Константина Мильчина.
В аннотации русского издания романа он преподносится как эстонский «Тихий Дон». Действие книги разворачивается параллельно в двух эпохах: в годы Второй мировой войны, когда Эстония оказывается одним из полей сражений между СССР и Третьим рейхом, и в середине 60-х, уже в разгар советского периода истории этой страны.
В романе три главных героя: двоюродные братья Роланд и Эдгар и жена последнего Юдит. Начало повествования застает мужчин сражающимися в эстонском диверсионном отряде против частей Красной армии — первые советские годы (напомню, что с 1920 по 1940 год Эстония была независимой и вошла в состав СССР только перед войной) ударили по их семьям тяжелыми репрессиями. Юдит в это время живет в Таллине, не имея вестей от своего мужа и считая, что он по-прежнему служит в советской армии, куда был призван. Читателю сразу становится понятно, что семейные отношения Эдгара и Юдит далеки от нормальных.

Collapse )

Рекомендую эту работу Софи Оксанен любителям исторических романов и просто увлекательных произведений с почти детективными сюжетами, а также интересующимся историей Второй мировой войны и конкретно Эстонии.

Читайте также:
Соловецкие страсти. О романе «Обитель» Захара Прилепина
Триллер на бумаге. О романе «Девушка с татуировкой дракона» Стига Ларссона

Книжный флешмоб, или 6 фактов на тему «Я и книги»

Давеча френдесса annataliya передала мне эстафету книжного флешмоба, суть которого заключается в том, чтобы рассказать 5–7 фактов на тему «Я и книги». Не могу сказать, что являюсь большим любителем подобных затей, но данная тема мне понравилась, и я с удовольствием принял «вызов». И даже специально подобрал фото из семейного архива для иллюстрации этого поста. Итак, поехали!

1. Мои бабушка и дедушка по папиной линии всегда были большими книголюбами, а одно из их главных совместных увлечений заключалось в собирании домашней библиотеки, наличие которой они считали главным признаком интеллигентной семьи. Помню, как в детстве мы ходили сдавать макулатуру, чтобы получить право на приобретение редких книг. В итоге сейчас у бабушки и родителей в общей сложности, наверное, штук двадцать книжных полок и пара шкафов, заполненных книгами.

2. В детстве мама регулярно читала нам сказки на ночь, а начиная примерно со школы меня стали приучать к самостоятельному внеклассному чтению. Из числа первых самостоятельно прочитанных книг помню «Сына полка» Катаева и «Тимура и его команду» Гайдара. Впрочем, читать самому мне поначалу не нравилось — делал я это исключительно из-под палки. Все изменилось во второй четверти второго класса, когда во время болезни мне подсунули «Тома Сойера». Я проглотил и эту книгу, и «Приключения Гекльбери Финна» и с тех пор раз и навсегда полюбил читать.

3. Примерно с 9 до 15 лет я зачитывался книгами сначала Жюля Верна, потом Александра Дюма, а также Майна Рида, Фенимора Купера – в общем, всем тем, что обычно читают мальчишки такого возраста. Причем, как правило, я читал сразу по несколько книг одного автора подряд. Любимым читальным периодом у меня было лето, а любимым место для чтения — дача. Собственно, все время, проводимое мной на даче, не считая перерывов на еду, распределялось между тремя занятиями: сном, чтением и игрой в футбол. :)

Collapse )



Соловецкие страсти



Давненько я так не зачитывался книгами, как это произошло с «Обителью» Захара Прилепина. Если бы не двухлетней давности погружение в трилогию о «девушке с татуировкой дракона», то сказал бы, что с подростковых времен, когда летом во время проводимых на даче каникул не вылезал со второго этажа – настолько маленького, что его можно было бы назвать чердаком – где уходил в мир произведений сначала Жюля Верна, потом Александра Дюма, а в более старшем возрасте – Льва Толстого. Так вот, с «Обителью» Прилепина у меня случился неожиданный камбэк в книголюбскую юность. 700 с лишним страниц текста проглотил за полторы недели. При том, что в первые дни читал мало и вообще делал это только в будни по вечерам. Садился за книгу, скажем, без чего-нибудь двенадцать с твердым намерением почитать полчасика и пойти спать, но в итоге, завернувшись в плед с капюшоном и заварив чай с лимоном и ложечкой рижского бальзама в большую тещину кружку, жег свет на кухне и до часа, и до половины второго. И каждый раз, когда уже собирался заканчивать, обязательно норовил зацепиться взглядом за первые строчки следующей главы и мог после этого залипнуть над книгой еще чуть ли не на полчаса...
Действие «Обители» разворачивается летом 1929 года в Соловецком лагере особого назначения на одноименном архипелаге в Белом море. К этому моменту на Соловках оказывается несколько тысяч заключенных самых разных судеб, историй и провинностей. Как в плавильном котле здесь перемешаны колчаковские офицеры и проштрафившиеся чекисты, «блатные» и вчерашние студенты, «разжалованное» духовенство и каэры – осужденные по статье о контрреволюционной деятельности. Автор наблюдает за их жизнью из головы 27-летнего москвича Артема Горяинова, образованного молодого человека, попавшего на Соловки, как ни странно, не по политическим причинам, а за тяжкое уголовное преступление (не буду убивать интригу, которая продержится чуть ли не четверть книги).

Collapse )

Моя статья о музее Есенина в Вязьме в журнале «Отдых в России»

В июле этого года я с подачи журнала «Отдых в России» ездил на выходные в Вязьму. В сентябрьском номере вышла статья о самом городе, а в октябре – о существующем там уникальном музее Есенина, посещение которого и было основной целью поездки. Музей этот создал в своей квартире фрезеровщик местного машиностроительного завода, он никогда не имел официального статуса и при этом располагает действительно ценной литературно-краеведческой коллекцией. Опубликованная часть статьи почти слово в слово соответствует авторскому варианту, но вот последние три абзаца в журнал не попали. А именно в них рассказывается о возможной дальнейшей судьбе музея. Так что здесь я, как обычно, приведу статью в исходной версии.


Без малого тридцать лет в провинциальной Вязьме действует музей Сергея Есенина, созданный в своей квартире местным энтузиастом Павлом Пропаловым, – его коллекции могут позавидовать крупнейшие литературные музеи страны.

Звонок в домофон, скрип железной двери подъезда, лестница на третий этаж – все это совсем не похоже на начало визита в музей. Между тем, именно здесь, в обшарпанной жилой «сталинке» на одной из центральных площадей Вязьмы представлено собрание, благодаря которому среди ценителей и исследователей творчества Есенина этот смоленский райцентр известен далеко за пределами своего региона.
Роман с Есениным у создателя музея Павла Никифоровича Пропалова, фрезеровщика Вяземского машиностроительного завода, начался в 1955 году. В год 60-летия со дня рождения поэта, долго находившегося в Советском Союзе в неформальном списке нежелательных авторов, выпустили двухтомник стихов Есенина. Именно он попал в руки Пропалова. Творчество Есенина так увлекло рабочего, что он начал собирать материалы о поэте. Кстати, заполучить в собственность заветный двухтомник Пропалову удалось лишь спустя два года после первого знакомства.
Сегодня эти зеленые книжки занимают свое место в экспозиции музея Павла Никифировича, расположившегося в одной из комнат его квартиры. По периметру комнаты площадью от силы 15 квадратных метров размещены книжные шкафы и восемь тематических стендов: детство Есенина, московский период, Есенин и иманжинисты, последние годы жизни… В центре помещения рабочее пространство – стол со стопками книг и газетными вырезками.
Экспозиция организована по музейным законам. Здесь не только книги, но и другие предметы, иллюстрирующие разные периоды жизни и творчества Есенина. На «детском» стенде копия первого фотоснимка поэта, иконы того времени – похожие наверняка висели в родном доме Есенина в рязанском селе Константинове, библия начала XX века – по такой дедушка поэта учил его грамоте… О том периоде, который Есенин провел на военной службе, рассказывают не только его фотографии в военной форме, но и награды времен Первой мировой войны, денежные знаки, детали одежды.


Collapse )

Другие материалы о Вязьме:

Интернет-магазины: косяк на косяке

Интернет-магазины в последнее словно соревнуются в проколах. За последний месяц я три раза прибегал к их услугам, и только одно из этих обращений закончилось относительно благополучным получением товара.
Первым неприятно удивил «Озон», в котором я уже несколько лет не часто, но регулярно заказываю книги и путеводители. Раньше мои заказы забирала из одного из московских пунктов самовывоза сестра, а с тех пор, как у «Озона» появились пункты выдачи товаров в Зеленограде, я, конечно, стал пользоваться этой опцией. Еще по весне я благополучно забрал заказанные путеводители из одного такого пункта, находящегося в трех минутах ходьбы от двери моего офиса, но в конце июля, решив оформить очередной заказ, такого адреса в списке пунктов доставки не обнаружил (при этом вывеска «Озона» висит там и сейчас).
Пришлось заказать доставку товара в пункт выдачи, ближайший к дому, – салон «Евросети» в одном из окрестных супермаркетов (до него правда, уже не три минуты хода, а больше десяти). Через несколько дней заметил, что киоск «Евросети» в этом супермаркете буквально разобран на панели – то ли съезжает, то ли ремонтируется. Ну, думаю, интересно, что будет с моим заказом.
Через пару дней мне написали из «Озона» и сообщили, что в связи с закрытием этого пункта выдачи перевели мой заказ в «Евросеть» в соседнем торговом центре. Ну, не велика потеря. Тем более, что передо мной извинились и пообещали скидку на следующий заказ. Однако получить свой товар в тот день я не смог – работник «Евросети» промямлил, что заказы они то ли до сих пор не получили, то ли еще не приняли, и посоветовал приходить завтра. Я написал в службу поддержки (или что-то в этом духе) с просьбой проинформировать меня, когда заказ будет реально готов к выдаче. Через день мне ответили, что все в порядке – можно забирать.
Я пришел через три дня, но получить заказ снова не смог. Я даже подержал его в руках, продавцы смогли определить его цену, но «провести» его по кассе им не удалось и меня попросили зайти в другой раз. Тогда я решил, что потерял уже достаточно времени в попытках получить этот заказ и написал в службу поддержки, что отказываюсь от него. Тем более, что книжка, которую я заказывал под поездку в Вязьму, к тому моменту была уже неактуальна.

Collapse )

Ссылки по теме:
Геморрой вместо подарка от Vpodarok.ru

«Анна Каренина»: смелая форма и чуткое прочтение



Очередная экранизация «Анны Карениной» (Великобритания, 2012 год, режиссер Джо Райт) оказалась из тех фильмов, про которые принято говорить, что они никого не оставят равнодушными. Уверен, отзывы на эту картину будут, в основном, близки либо к полному восторгу, либо к абсолютному неприятию. Забегая вперед скажу, что мои впечатления ближе к первой группе, но об этом позже. Режиссер Джо Райт снял фильм, который в силу своей необычности заставляет говорить о нем как об особенном событии в мире кинематографа. Объяснить, в чем заключается эта необычность, словами довольно сложно. Я попробую сделать это буквально в нескольких строках, но описываемое явление действительно из тех, которые лучше один раз увидеть, что сто раз услышать, чтобы получить полное представление и составить собственное мнение.
Новая «Анна Каренина» вызывает ассоциации с театральной постановкой, потому что большая часть действия картины разворачивается в нескольких пространствах, будто бы расположенных вокруг огромного театрального зала, который в нескольких эпизодах предстает в фильме самим собой, то есть театральным залом, но большую часть времени является декорацией для совершенно различных событий – вплоть до лошадиных скачек. А между этими «сценами» находится закулисье с какими-то рабочими театральными конструкциями и механизмами, где герои пересекаются, перемещаясь из одного эпизод в другой (и при этом, в отличие от закулисья настоящей театральной сцены, не выходя из образа).
Под открытым небом сняты буквально несколько сцен – преимущественно, из деревенской жизни – но и эти «декорации» попадают на экран, в основном, не благодаря смене кадров, а посредством «спецэффектов» с внезапным возникновением сельского пейзажа, скажем, в окне театра. Ну что, ничего не поняли? Ну, я же предупреждал, что лучше один раз увидеть. :) Короче, постановка в высшей степени необычная, и именно к этому ее аспекту, а вовсе не к содержательной части, на самом деле и относится широко растиражированная фраза из трейлера про новое смелое прочтение классики, вызывавшая опасения относительно того, останется ли в этом фильме что-то от Толстого.

Collapse )



«Пограничный эффект» в трех частях



В начале февраля мы с Юлей попали на проходивший в Центральном доме журналистов предпремьерный показ документального фильма «Пограничный эффект» (Россия, 2011 год, режиссеры Кирилл Седухин, Георгий Молодцов, Ольга Стефанова) студии «Остров». Ну, то есть не случайно попали, а специально пришли на этот показ, информацию о котором я вычитал в Интернете (и там же распечатал бесплатные именные билеты на сеанс). «Пограничный эффект» состоит из трех новелл, объединенных, помимо общей «вывески», единой темой –  жизнью людей вокруг бывших «внутренних» границ Советского Союза, которые после его развала стали границами государственными. Эмоциональная составляющая историй, рассказанных в фильме, – от комической до трагической.

Действие новеллы «Улица Дружбы Народов» разворачивается в по сути едином населенном пункте, разделенном российско-украинской границей. По разные стороны от этой границы живут парень и девушка, которые решили пожениться и столкнулись в связи с этим с разнообразными бюрократическими проблемами. Это история комичная или, скорее, абсурдная. Там есть, над чем посмеяться, когда местные жители рассказывают о том, что у одного из них государственная граница проходит прямо по огороду, а мужской и женский залы в местной парикмахерской формально находятся на территории разных государств.

С бюрократическими проблемами сталкивается и жительница эстонской Нарвы из новеллы «Время собирать», которая из-за заграничной прописки не может оформить опекунство над двумя своими внуками, вынужденными жить в приюте в российском Ивангороде, для попадания в который женщине надо всего лишь пересечь реку по пешеходному мосту. А ее второй сын (не тот, который отец внуков) служит в церкви, расположенной в приграничной зоне, – ее настоятель отец Александр в свое время оказался человеком без гражданства на своей родине в Эстонии.

Collapse )


Разноэтажная Америка Ильфа и Петрова



«Одноэтажная Америка» Ильи Ильфа и Евгения Петрова – пожалуй, слишком известное произведение, чтобы всерьез рецензировать его спустя 75 лет после выхода в свет. Тем не менее и удержаться от того, чтобы не рассказать в своем журнале об этой замечательной книге после, наконец, свершившегося ее прочтения, я тоже не могу.
История создания книги такова: осенью 1935 года корреспонденты газеты «Правда» приехали в Америку, чтобы в течение нескольких месяцев совершить автомобильное путешествие по этой стране. «План поражал своей несложностью. Мы приезжаем в Нью-Йорк, покупаем автомобиль и едем, едем, едем – до тех пор, пока не приедем в Калифорнию. Потом поворачиваем назад и едем, едем, едем, пока не приезжаем в Нью-Йорк». Итогом этого путешествия, естественно, должна была стать если не полноценная книга, то серия очерков о далекой и малоизвестной советским людям стране.
Чем руководствовались партийные начальники, отправляя сатириков в гущу капитализма, сказать сложно. С одной стороны, в середине 30-х годов наметилось сближение между СССР и Америкой, в результате которого в Советском Союзе работало много американских инженеров, помогавших проводить индустриализацию нашей страны. С другой стороны, как предполагает дочь Ильи Ильфа, Александра, в своем предисловии к современному изданию книги, «скорее всего, от них ждали злобной, уничтожающей сатиры на "страну кока-колы", но получилась умная, справедливая, доброжелательная книга». Впрочем, чтобы там ни стало причиной появления этого, как сказали бы сейчас, трэвелога, возможность его создания была большой удачей и для авторов, и даже для современных читателей вроде меня, которым представляется возможность взглянуть на Америку 30-х годов глазами советских людей, то есть, по меркам того времени, практически совершить полет на другую планету.
Прожив месяц в Нью-Йорке, городе небоскребов, Ильф и Петров в компании инженера фирмы «General Electric» Соломона Трона, с которым они познакомились еще в СССР, и его женой Флоренс Трон, представленными в книге как супруги Адамс, совершили автомобильное путешествие от Атлантического до Тихоокеанского побережья Америки и обратно. В пути писатели не только осматривали большие и маленькие города и природные достопримечательности, но и посещали заводы и киностудии, встречались с известными людьми (например, с Генри Фордом), изучали уклад жизни и характер обычных американцев, а также индейцев и негров, делали наблюдения о плюсах и минусах капитализма, встречались с эмигрантами из России, знакомились с национальными видами спорта (американский футбол, рестлинг, мексиканскую корриду), побывали на стройке моста «Золотые ворота» и так далее. Многие вещи и понятия, которые давно и прочно вошли в нашу жизнь, Ильф и Петров открывают для советских читателей. На страницах книги они объясняют, что такое сервис, паблисити, ракет (рэкет), автостоп (хичхайкинг). Это касается и каких-то мелких бытовых моментов, в том числе еды. В Америке авторы впервые сталкиваются томатным соком, который называют помидорным, и поп-корном. В общем, не книга, а исторический документ. При этом написанный привычно живым для Ильфа и Петрова языком.

Collapse )



Collapse )

Ночь в октябре

Я тут продолжаю в свободное время почитывать Паустовского... Некоторые из его произведений по-настоящему цепляют. Вот сегодня хочу поделиться фрагментом из рассказа «Ночь в октябре», который перечитывал уже несколько раз. Вообще, советую прочитать рассказ целиком – он совсем небольшой и не отнимет больше десяти минут. Зато заснется потом, как после глотка свежего ночного воздуха на берегу Оки...

«... Я понимал, что выручить нас может только случайность: или вода внезапно перестанет прибывать, или мы наткнемся на этом берегу на брошенную лодку. Но страшнее всего было то, что мы не знали и не могли понять, почему так быстро прибывает вода. Дико было думать, что час назад ничто не предвещало этой черной ночной беды, к ней мы сами пришли навстречу.

– Пойдемте по берегу, – сказал я. – Может быть, наткнемся на лодку Мы пошли вдоль берега, обходя затопленные низинки. Зуев светил фонариком, но свет его все тускнел, и Зуев его погасил, чтобы сберечь на крайний случай последний проблеск огня.

Collapse )